January 30th, 2010

Ботва

 Историю поведали на спецбригаде. Был у них вызов, когда один наш больной затолкал себе в зад морковку, а она возьми и там останься, коварно выскользнув из шаловливых ручонок и скрывшись за плотно сомкнувшимся сфинктером. Повезли эту жертву страсти к корнеплодам в хирургию, а там вышла заминка: дело было ночью, и никто ректострадальца на пороге с красной ковровой дорожкой не ждал. Велели обождать. Больной мечется, стонет. Санитар дремлет вполглаза. Больной пытается привлечь к себе внимание, дескать, сейчас умру не испытав любви. Санитар берёт его за шиворот и ласково предлагает:
 - Слушай, поехали обратно, что-то долго они копаются.
 - А как же я...то есть, у меня...то есть, во мне?..
 - Да ты не суетись. Положим в отделение, подождём, пока ботва вырастет, и выдернем!
promo dpmmax июль 20, 2015 22:54
Buy for 700 tokens
Опыт сотрудничества с рекламодателями у нас богатый, и мы не планируем его прекращать. Среди заказчиков - такие замечательные компании, как Связной Трэвел, PEUGEOT, HILL'S, СПОРТМАСТЕР, Министерство туризма Швейцарии, PHILIPS и многие другие. Читателей у журнала много, и мы стараемся подавать…

Проверяющий

 Есть у нас на учёте пациент. Обострения у Виктора (так его зовут) обычно бывают ранней весной. Маниакально-параноидный синдром,  с завидным постоянством. В его исполнении обычно это выглядит так. Рано-рано утром дверь в каком-нибудь (предугадать трудно) отделении милиции открывается чуть ли не пинком, и на пороге появляется наш герой. Бодрый до омерзения, подтянутый и энергичный, он по-хозяйски окидывает взором помещение и укоризненно заявляет:
 - Спим на боевом посту, товарищ как-вас-там? Ай-яй, нехорошо! А я, собственно, к вам тут с проверочкой, давно было пора, да всё дела, дела... 
 С этими словами он трясёт под носом у сонного дежурного каким-то документом. Документ требует отдельного описания. Если бы милиционеру удалось сразу и в подробностях его рассмотреть, то выяснилось бы, что это обычный паспорт. Но! В него вклеен аккуратно вырезанный оттиск гербовой печати. С ним отдельная история. Как-то, в бытность правления Бориса Николаевича, Виктор написал президенту гневное письмо: дескать, смотри, до чего довёл страну, как, мол, тебе не совестно! А в администрации президента кто-то возьми да напиши вежливо-нейтральный ответ ни о чём. Проникся наш пациент: как же, ответили, значит - право имею! Тут-то фабула бреда и сложилась окончательно. Мол, не хватает у президента времени ментовской произвол отслеживать и пресекать, посему и облекает его, Виктора,  властью и доверием чрезвычайными. Вырезал он из письма печать гербовую, наклеил в паспорт, и отправился творить добро направо и налево проверять. 
 - Так, голубчик, распорядись-ка, чтобы машину сей же момент подали, поедем полюбуемся на ваши посты!
Вы не представляете, до чего убедительным может быть маниакальный больной. Иногда дело доходило и до посадки в машину. Потом всё же срабатывало профессиональное чутьё, более тщательно проверялись документы... Стоит ли говорить, что в приёмный покой Виктора сердитые милиционеры доставляют обычно слегка помятым? Думаете, это его чему-нибудь учит? Только тому, что он не "проверяет"  дважды одно и то же отделение. А служивые до сих пор ведутся.