dpmmax (dpmmax) wrote,
dpmmax
dpmmax

Category:
  • Mood:

В аду нет места, я вернулась

2631392.jpg

Дождливые и холодные весенние выходные — это всегда большая засада для дачников. Начинаешь мучительно решать: рискнуть ли здоровьем и отправиться туда, где ты когда-то, в момент покупки этих долбаных соток, наивно мечтал отдыхать на свежем воздухе — или, наступив на горло песне «чтобы всё, как у людей» и выдав совести очередную индульгенцию, остаться в городе? Ваня с супругой как раз думали, что будет болеть сильнее — совесть или застуженные почки — когда позвонила тётя Люба (я писал о ней вот  тут) и сказала, что как раз вот прямо сейчас проезжает мимо и думает, а не заглянуть ли на огонёк?


Тётя Люба — это однозначно форс-мажор, решили супруги. Форс-мажористее только прямое попадание какого-нибудь астероида.


-- Я ненадолго! - обнадёжила тётя Люба, обтурировав дверной проём своей могучей фигурой. Хозяйственный баул с шестью литрами пива и ожерельем из сушёной чехони в её мощной руке смотрелся весьма кокетливо — ну чисто дамская сумочка. - Я же понимаю, вы люди занятые, а незваный гость хуже татарина. Верно я говорю?
-- Ну что вы, тётя Люба! - засмущалась ванина жена, - Как можно так говорить!
-- Что, нетолерантно звучит? - сделала круглые глаза тётя Люба. - А! Наверное, с учётом нынешних реалий, правильнее говорить: «Незваный гость лучше татарина!»
-- Мы про то, что рады вас видеть, - улыбнулся Ваня.
-- Ну тогда держи презент и накрывай поляну, - скомандовала тётя Люба, протянув ему баул.


Спустя пару бокалов пива и полторы чехони на каждого тётя Люба, довольно откинувшись на застонавшем под её тяжестью кресле, сказала:


-- Я, собственно, по делу, Ваня. Слыхала, что твой приятель психиатром работает, так?
-- Так, - кивнул Ваня. - А что у вас...
-- Не дождёсси! - погрозила ему пальцем тётя Люба. - У меня того психического здоровья, как у коня под Фрейдом в той скульптурной композиции!
-- Ему что, конный памятник поставили? - удивился Ваня.
-- Нет, так поставят, - уверила тётя Люба. - По многочисленным просьбам болящего населения. Вернёмся к нашим баранам. Точнее, к баранессам. Есть у меня одна подруга — ну так себе подруга, как для хрена подпруга. Она из-за меня в депрессию ударилась. И я чувствую себя малость виноватой. Паршивое, знаешь ли чувство. Потому хочу помочь.
-- А что с ней стряслось? - полюбопытствовала ванина жена.


Подруга, со слов тёти Любы, была тем ещё подарочком. В то время, как весь современный мир отрабатывал для селфи утиные губки, она мастерски изображала своими куриную гузку. Причём в последние несколько лет эта самая гузка не только не перестала сходить с лица, но и, похоже, загадочным образом отпечаталась на коре головного мозга. Всё-то ей было плохо, какая новость ни приключись. Погода — отвратительная (даже если солнечная — вы же знаете, что солнечная радиация вызывает рак кожи!), цены бешеные, продукты сплошь с химией и ГМО, в мире бардак, да и мироздание в целом претерпевает афедронопетальную трансмутацию.


И так она достала своим нытьём всех окружающих, что поначалу не выдержали дети: пр первой же возможности купили себе отдельное жильё, причём главным условием в его выборе была топография: чем дальше — тем лучше. Роднее, так сказать. Затем сдались бабульки на лавочке: уж на что непробиваемые в плане погреть уши и впитать информацию личности — а и те стали шарахаться и старались слинять куда-нибудь под благовидным предлогом, стоило этой даме появиться в зоне прямой видимости.


Тётя Люба держалась дольше всех. Но, видимо, в один из родительских дней выдержка ей изменила. И когда подруга, уцепив её за локоток, стала привычно излагать, как же всё вокруг погано, какие же все кругом сволочи — спросила:


-- Слушай, где тебя сегодня так накрутили?
-- С кладбища вернулась, - ответила та.
-- Зачем? - окинув собеседницу критическим взором, спросила тётя Люба.


И, покуда подруга хватала воздух ртом, ретировалась: мало ли... Пару дней тётя Люба, вспоминая тот разговор, испытывала лёгкие угрызения совести. Но вскоре подруга пришла в гости, словно ничего и не было. И сходу загрузила тётю Любу так, что та взмолилась — мол, пощади! Сходи-ка ты к психологу! Или даже, что лучше, к психопатологу... да, кажется, их так называют. Который всякую психическую патологию исправляет. Ему-то хоть деньги платят за такую работу, а я тебя уже который год бесплатно слушаю. И вздохнула с облегчением, глядя на удаляющуюся куриную гузку, скорбную чуть больше обычного.


Попробовав присесть на чужие уши ещё пару раз, и оба раза получив твёрдый отказ и совет таки дойти до специалиста, подруга решилась. И в один из дней (снова родительских, по случаю), навестив могилки, она долго жаловалась на жизнь их обитателям, не имеющим возможности ни ответить, ни увернуться, а потом отправилась оттуда прямиком в одну из городских больниц. Отловив в коридоре уборщицу, поинтересовалась — мол, где у вас этот. Как его. Патолог, во! И показала себе на голову. Уборщица, пожав плечами, показала дорожку к отдельно стоящему зданию — мол, вон и дверка приоткрыта. Только, мол, поторопитесь, а то рабочий день заканчивается, и он сейчас уйдёт.


Перехватив доктора, который и в самом деле уже запирал дверь и собирался домой, она заявила, что ей нужна помощь.


-- В самом деле — удивился тот. - И чем же я могу вам помочь?
-- Ну как же! - воскликнула дама, - Вы же специалист! А мне как раз нужна ваша профессиональная помощь!
-- Вот так срочно? - доктор обернулся и внимательно поглядел на неё. - До завтра это никак не терпит? Неужели нельзя было прийти хотя бы часом ранее? Я ведь уже отработал.
-- Так ведь до вас пока с кладбища доберёшься! - пожаловалась дама. - У меня уже ноги отваливаются и голова пухнет!
-- Ой, - вздрогнул доктор. - Надо сделать выговор тамошнему сторожу.
-- И сделайте! - согласно закивала дама, - Совсем за могилками не следит!
-- Вот и я про то, - внимательно окинув её взором, промолвил мужчина. - И за оградку кого ни попадя отпускает...
-- Да как вы смеете! Да что же вы за доктор такой! - сердито воскликнула дама. - Как вы с людьми работаете!
-- Нормально работаю, - пожал плечами доктор. - Они у меня обычно не жалуются. И с кладбищ, в отличие от вас, не сбегают. Лежат себе тихо-мирно.
-- Лежат?! - округлила глаза дама. - Тихо-мирно?! Вы... Вы кто?
-- Я — патологоанатом, - ответил мужчина. - А вы кого, простите, искали?


Когда Ваня и его жена, вытирая слёзы, вновь показались из-под стола, тётя Люба продолжила:


-- С тех пор она сама не своя ходит. Тихая. Говорит — то ей свыше знак был. Раз второй человек подряд... нет, третий, считая уборщицу — ей на одну и ту же тему намекает, то, наверное, это неспроста. Вот я и опасаюсь — как бы она глуздом не двинулась.
-- Созвонюсь я с доктором, - всхлипнув от смеха, пообещал Ваня. - Попрошу его принять её со всем возможным тактом. Только пусть она к нему каким-нибудь другим маршрутом добирается. Я имею в виду — не через кладбище. А то и он может не удержаться. Спросит ещё что-нибудь этакое...
-- В аду нет места, ты вернулась? - подсказала тётя Люба.

Tags: Ваня, Непсихиатрические байки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo dpmmax july 20, 2015 22:54
Buy for 700 tokens
Опыт сотрудничества с рекламодателями у нас богатый, и мы не планируем его прекращать. Среди заказчиков - такие замечательные компании, как Связной Трэвел, PEUGEOT, HILL'S, СПОРТМАСТЕР, Министерство туризма Швейцарии, PHILIPS и многие другие. Читателей у журнала много, и мы стараемся подавать…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 152 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →