Categories:

Трудоголик - это диагноз

Если хочешь поработать — ляг поспи, и всё пройдёт

© Народная пролетарская мудрость.

Вообще, в отличие от других видов аддикции (зависимости, если выражаться понятнее) — того же алкоголизма, например, или игромании — трудоголик не вызывает у окружающих и близких отторжения. Работает же человек, старается. Всё в семью в клювике приносит. Но психологи — такие дотошные люди... Нет бы просто забить — они взяли, да и забили тревогу. И если вдуматься, то кое-что в их опасениях есть.

Сам термин впервые предложил в 1971 году психолог Уэйн Отс. Определил он эту зависимость очень просто: «навязчивое или неконтролируемое желание работать». Собственно, споры по поводу правомочности существования такого диагноза ведутся до сих пор. Да и не решили толком, чем же в точности считать этот феномен: то ли формой нехимической зависимости, то ли обычной дезадаптацией социального поведения, которая сама по себе лечения не требует. Хотя многие отельеры курортных зон, я полагаю, были бы не прочь...

Но американская психологическая ассоциация всё же определилась с критериями трудоголизма и считает, что основных три:

— внутреннее чувство «принуждения» к работе;
— постоянные мысли о работе вне рабочего времени;
— работа сверх установленной или ожидаемой нормы в ущерб другим сферам жизни.

Главное же тут в том, что работа для трудоголика не просто занимает самое важное место в жизни, подвинув семью, хобби и быт: она сама по себе из светлой идеи становится навязчивой. Такой, которая застит всё остальное: некогда, работать надо! И всё, пропал человек. Какое, нафиг, здоровье? Какие, к чёрту, друзья? Какая, к лешему, семья и личная жизнь? Отдохнуть, развлечься? О чём вы? Работать надо! Нам солнца не надо — нам партия светит, нам хлеба не надо — работу давай!

Помните, мы с вами говорили о дофаминовой петле? Так вот тут человек в неё как раз и попадает. Его же признают. Его же ставят в пример. Он же незаменимая лошадка, которая везёт на себе ого-го (иго-го и буга-га тоже, но не суть) сколько. Причем не всегда, далеко не всегда бывает так, что трудоголик прямо кайфует от работы: нет, он так же, как и прочие, будет жаловаться, что делать надо много, что всё это тяжело, что он устаёт, как собака. Но попробуйте отправить его в отпуск или урезать нагрузку — и вы получите вспышку тревоги. Как же, дофаминовую конфетку отобрали (хотя обставлено это будет иначе: без меня же там всё рухнет! Или: неужели мною недовольны, раз перекрыли доступ к станку?)!

Впрочем, не только дофаминовой петлёй объясняется такой уход с головой в работу. Но и самим уходом. Бегством от реальности. Да-да. Кто-то уходит в книги, кто-то в просмотр сериалов, кто-то другую калиточку из этой действительности себе находит в уютный чуланчик грёз, а трудоголик убегает на работу. А что — удобно, не правда ли? И ведь отмазка железная, не прикопаешься. Занят человек. Горит на производстве. Молодец-стахановец. Какие претензии? 

Кстати, для женщины это изящный ход, чтобы уйти от домашней повседневной нагрузки — уборки-стирки-глажки-готовки. Она работает. Деньги для семьи зарабатывает, карьеру делает, реализует себя, как востребованный специалист, наконец. А на этот долбаный быт — извиняйте, сил уже не остаётся. И времени. Кто будет им заниматься? Александр Федорович Крузенштерн, человек и пароход. Эй, муж любимый! Будешь Крузенштерном? Поздняк метаться, на семейном собрании все за тебя проголосовали. Для мужика, кстати, это точно такая же лазейка. Он же пашет так, что Ангелиной не снилось! Так что детей в зад сад-назад, по кружкам и школам, да самому по магазинам со списком покупок — ну никак, дорогая, план горит.

Канадский психолог Рональд Бурке вывел три типа трудоголиков:

1. Энтузиасты работы (Work Enthusiasts). Эти замотивированы на достижения. Для них имеет значение карьера, они рвутся вперёд и вверх, и самооценка у них, как правило, не страдает — она довольно высока. Просто для них работа — это главный (а зачастую единственный) источник кайфа и драйва.

2. Зависимые от энтузиазма (Enthusiastic Addicts). У этих с отношением к работе сложнее: с одной стороны, это мощный драйв от успехов, это буквально крылья за спиной, с другой стороны, неудача на работе — это для них просто катастрофа. И мнение коллег и начальства для них ну очень важны. Вот так и катаются на своих эмоциональных качелях — от «Йехуу!» до «Всёпропало!» А работа для них — главный в жизни источник переживаний и эмоций.

3. Зависимые от работы (Work Addicts). У этих самооценка изначально низкая. Им не до успехов — неудачи бы избежать, вот это действительно важно и страшно. Да и сама работа — ну нет от неё особого удовольствия, тяжёлая она, но не бросишь, поскольку она и есть смысл существования, а как же без смысла-то жить?

Думаю, о причинах и некоторых нюансах трудоголизма можно поговорить в отдельном посте, поскольку тема обширная. А также о тонкостях дифференциальной диагностики с теми, кто пашет из соображений суровой необходимости. Писать? 

Сами-то как — трудоголики? Или токмо суровой необходимости ради?

 

Buy for 710 tokens
На третье лето я могла с уверенностью сказать, что мой сад - настоящее произведение искусства. Это какая-то японская поэзия, умноженная на хийумасскую жизнерадостность. Моя садовница Рина опровергла представления, что шедевр может создать только человек образованный. У Рины…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →