dpmmax

5 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Безумие и слабоумие вокруг онкологии

Прочитал вчера пост Алексея про пациента с запущенной саркомой кисти. Вспомнил целый ряд в чём-то схожих случаев из практики коллег-онкологов, и вот что подумалось: воистину счастливое, хоть и не столь частое совпадение, когда врач грамотен, а пациент адекватен. 

Про то, что у парня саркому нашли далеко не сразу — это отдельный разговор. Подкосило коллег стереотипное мышление и отсутствие онкологической настороженности. Не исключаю, как две из причин того, нынешнее высшее медицинское образование и ряд других причин, отучающих думать широко и искать причину, а не работать по заказу пришедшего клиента.

Но поглядите на поведение парня: ну да, в конце концов ему установили правильный диагноз, и что? А ничего. Эту истину он просто отказывается принять, равно как и шаги, следующие из этого знания. Вот что это? 

А это, друзья мои, анозогнозия. То есть, ситуация, когда человек просто отказывается критически осознать и принять факт, что он болен. Либо вообще, либо частично.

Встречается такое довольно часто. В психиатрии так вообще едва ли не на каждом шагу, особенно когда речь заходит о психозах, с бредом, с галлюцинациями, или о той же деменции. Ну на то она и особенность тяжёлых психических расстройств: критика к болезни, особенно в период её обострения, теряется у многих. Попробуйте докажите бредовому пациенту, что никакого заговора вокруг него нет, и всё это ему только мнится. Он ваши же доказательства к своей системе и пристроит: вот, мол, засуетились, сволочи, разубеждать бросились. А не засланный ли ты казачок, мил-человек?

Но ведь не только наши пациенты этой самой анозогнозией страдают. Таковых хватает в практике любого направления медицины. И что толку от того, что у нас всеобщая грамотность и доступный интернет? Да, можно предположить, что доктора где-то недорабатывают и плохо объясняют суть проблемы. Но я лично помню старенького опытного онколога, работу которого наблюдал ещё в бытность мою студентом. Как он всё разжёвывал! 

— Вам, дорогой мой человек, пить вот это лекарство надо вот по столько то, тогда-то и тогда-то. И не дай вам бог пропустить хоть один приём. Оно для вас, как... да как для меня водка!

И жаловался, что не слышат его. Не слышат. Бросают лекарства. перестают ходить на приём, сбегают к знахарям. В общем, что тридцать лет назад, что сейчас — та же самая картина. 

Я понимаю, что наши онкологические поликлиники и стационары — не особо приятное место. Понимаю, что могут возникать проблемы и с отношениями, и с лекарствами — да много с чем. Но бросать лечение, чтобы уехать на полгода в какой-нибудь монастырь и лечиться молитвой и постом — это что? Или, пуще того, к чудаковатому (с большой буквы М) мужику, который укладывает своих подопечных по гробам, мажет им причинные места мёдом, выпускает пчёл и сам ходит вокруг, басовито жужжа — это нормально? А ведь не единичные случаи. 

Увы, таков механизм анозогнозии. Механизм порочной психологической защиты. Если, мол, я не признаю, что болен — значит, и не болен вовсе. Или, так уж и быть, болен, но не настолько. И лечить надо совсем не тем, что предлагают медики — голимая же химия! Да, это тоже анозогнозия, её элемент. 

Соглашусь с Алексеем: любой из нас находится в ситуации, когда единственный кому он нужен больше всех — это он сам. Ну так давайте же исходить из этой предпосылки и в случае с болезнью. И не прятаться, если она приключилась, за своей анозогнозией, а включать голову.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт

Автор записи увидит Ваш IP адрес