dpmmax

Category:

Европейская психиатрия XVII века, часть вторая: калёное железо или горящая шуба как метод лечения

Продолжу рассказ об истории психиатрии. Остановились мы на XVII веке. На том, как Лепуа истериков описывал. Впрочем, и многие другие врачи, его современники, наперебой описывают наблюдаемые ими клинические случаи (и чем реже случай — тем охотнее: в самом деле, не про понос же с золотухой писать). 

К примеру, Николас Тульп (он же Николаус Тульпиус, если в латинской транскрипции), которому принадлежит девиз «Aliis inserviendo consumor» и которого Рембрандт изобразил на холсте «Урок анатомии доктора Тульпа», описал случай, когда душевнобольная женщина в течение пяти месяцев кряду ритмично молотила себя кулаками по коленям. Да так сильно, что во избежание травм приходилось класть ей на колени подушку. Тульп даже подумал, что открыл новое заболевание, которое окрестил malleatio, или «молочение» - ну как молотобоец орудует. Впрочем, не будем судить его строго: в конце концов, и среди наших современников хватает охотников описать какую-нибудь «болезнь всего Кузи» и изобретателей новых терминов вроде ковидофобии или снэпчат-дисморфофобии.

Даниель Зеннерт, который не только врачевал, но и студентов учил, будучи профессором медицины в Виттенберге, тоже успел и повидать, и описать не один случай помешательства. Так, рассказывал он про молодого человека, который уверял, что нынешние цари и короли — это, конечно, круто, но куда им до него, любимого. Вот он, между прочим, позвольте, кстати, представиться — царь всего мира. Да. Царь. Очень приятно. Царь. Чего в Саксонии такой бардак, спрашиваете? Так это не ко мне вопрос, а к этому, кто там у нас... да, точно, курфюрсту Иоганну Георгу II. Самому предлагаете править? Да вы с ума сошли, мне этот курятник не по чину. Опять же, мелковато будет: где та Саксония и где весь мир? И я им не управляю, а царствую, прочувствуйте разницу.

Описывал Зеннерт страдания одного купца. Ну всё хорошо было у человека: и дела шли, и деньги не только водились, но и вертелись, и сам он был человеком, с виду здравомыслящим и умеющим поддержать разговор на многие темы. Если только не касаться одной — его состояния. Тут он становился печален и буквально со слезами на глазах уверял собеседника, что разорён, что вот сейчас прямо встанет — и по миру пойдёт. И разубедить его в том не было никакой возможности. Что поделаешь — меланхолия.

Саму меланхолию Зеннерт делил на восемь видов: первый — от повреждения мозга; второй — от безумной любви; третий — от болезни сердца, печени или других внутренних органов; четвёртый — от неистовства матки, переполненной кровью (ну да, с трудами Шарля Лепуа он, может быть, и был знаком, но не факт, что согласен); пятый — от ипохондрии; шестой — меланхолия с вагабондажем (то бишь, бродяжничеством подальше от честного народа); седьмой — меланхолия с атоничностью, то есть, когда человек предаётся ей, сидя или лёжа подолгу в одной позе (современные психиатры назвали бы такое состояние депрессивным ступором). Причина, считал Зеннерт, во всех случаях одна: в какой-то момент в организме начинает выделяться особая химическая субстанция, «меланхолический сок», которая и отравляет мозг человека. Однако (всё-таки сильны были ещё в Германии отголоски охоты на ведьм) не исключал он и ещё одной причины меланхолии — демонической.  

Способы лечения, которые применял Даниель Зеннерт к своим душевнобольным пациентам, особой мягкостью не отличались: слабительное или калёное железо. Впрочем, все эти процедуры он назначал именно с искренним желанием помочь справиться с недугом. И даже если кто-то из больных выказывал, на его взгляд, все признаки бесноватости, Зеннерт старался пригласить на помощь священника из числа не слишком фанатичных. Во избежание, так сказать. Не все же Вейера читали, да и с трудами Шпее не всяк знаком.

К слову, в те годы не один лишь Зеннерт применял в своей практике столь экстремальные методы лечения. К примеру, Ян Баптиста ван Гельмонт, более известный многим из вас тем, что первым ввёл в терминологию химиков такие понятия, как газ и фермент, имел обыкновение лечить помешанных, особенно помешанных буйно, внезапным погружением в воду. Причём, согласно методике Гельмонта (в дальнейшем, на протяжение аж двух веков, она будет повторяться в разных вариациях неоднократно), окунув пациента в воду, не следовало его оттуда преждевременно извлекать, боясь, что тот утонет. Напротив, надо было подержать человека в воде подольше. Иначе весь лечебный процесс насмарку. Вот-де один столяр в Антверпене — уж на что с головой не дружил, а как однажды кинулся в озеро, да как побарахтался там изрядно — сразу на поправку пошёл.

Были, правда, и оппоненты, ратующие за более гуманный подход в лечении душевных болезней. Соотечественник Гельмонта, Франц де ле Боэ (он же Франсуа Дюбуа, хотя мы его знаем больше как Франциска Сильвия — благодаря открытому им водопроводу среднего мозга и ляпису как средству прижигания ран и бородавок) из Лейдена делал упор на психотерапию: «Я имел случай видеть немало таких больных и многих вылечил, притом большей частью моральным воздействием и рассуждениями, а не посредством лекарств».

При этом в своих записях Франциск охотно делится не только клиническими наблюдениями и методами лечения, но и прогнозами для той или иной болезни. Например, пациенты с бредовыми идеями тщеславия и власти неизлечимы в принципе. Некоторые ошибки суждения, вроде тех же бредовых идей, нередко исчезают, если человек подхватил лихорадку (между прочим, вот они, истоки таких методов лечения в будущем, как маляриотерапия и назначение сульфозина!), а потом возвращаются опять. Меланхолия в ряде случаев передаётся по наследству. А слабоумие нередко развивается после тяжёлой и продолжительной телесной болезни, и тогда оно плохо поддаётся лечению.

Поддерживает такой подход и швейцарец Теофил Боне. Тут следует сказать, что этот доктор из Женевы больше известен в медицине, как автор первой монографии по патологической анатомии: он собрал воедино и проанализировал результаты более чем 3000 вскрытий — с времён античности до современных ему, а это период ни много ни мало, а порядка 2000 лет. Итогом стала книга «Sepulchretum anatomicum sive anatomica practica ex cadaveribus morbo donatis», в которой чётко и последовательно повторяется мысль: любая болезнь оставляет свой след в человеческом теле, и при должных знаниях и навыке этот след можно на вскрытии отыскать.

Впрочем, Теофил интересовался не только вскрытиями: в 1684 году была опубликована его «Medicina septentrionalis», в которой собраны описания душевных недугов. Причём Теофил и тенденцию указывает: мол, в последнее время всё больше и чаще у помешанных встречаются бредовые идеи богатства и власти. Куда ни плюнь — в не в царя, так в герцога попадёшь.   

Вот, мол, один пациент ювелиром на поставки работает. Ну как на полставки. Полгода он с камнями и драгметаллами занимается, а полгода, соответственно, мнит себя царём. Ювелирка, соответственно, в эти полгода побоку, ибо некогда и невместно: занять человек, царствует.

Другой пациент так и вовсе многостаночник. Нет, так-то он купец, пока в очередной раз кукушку не сорвёт с насиженного места. Ну а как срывает — всё, держите семеро. Он вам сразу и король Польский, и император всея Московии, и князь Литовский. И жён-то у него 700 (350 законных и 350 в наложницах отдуваются). И если даже три короны припрятать и могучий... эмм... посох задрапировать, то умище-то куда денешь? Ведь он, между прочим, все знания в этом мире постиг и всех учёных на земле превзошёл, так что сиротой казанским прикинуться ну никак не получится, так и быть уж — благоговейте и преклоняйтесь.

Лечить же таких пациентов Боне имел обыкновение диалектикой. То есть, вел с пациентом беседу, в которой находил аргументы против его заблуждений. Опираясь на личный опыт, доктор советовал рушить систему ложных суждений с осторожностью. Чтобы не нарваться. Ну то есть, как он сам писал, не вызвать приступа злобы, который может перейти в манию. Просто же нервным от природы он давал такой совет: «не выписывай лекарств из каких-нибудь дальних стран и не обращайся к Эскулапу: в тебе самом находится противоядие от всех зол, и никто не может быть для тебя лучшим врачом, чем ты сам»

Несколько шире трактует и применяет психотерапевтический подход Авраам Закутус Лузитаниус, португальский доктор из марранов, которому в 1625, после выхода эдикта о преследовании марранов, пришлось уехать в Амстердам и продолжить свою практику уже там. Правда, имея за плечами учёбу в Коимбрском и Саламанкском университетах, степень доктора, полученную в университете Сигенцы, а также врачебную практику в Лиссабоне до самого изгнания, Закутус не бедствует, и пациенты к нему ходят не простые. Потому и подход к каждому из них индивидуален и с фантазией.  

Вот, к примеру, лечился у него человек, страдавший от ощущения страшного всепроникающего вселенского холода: видимо, сильно повлияла на него скандинавская мифология, и бедолага ощутил себя обитателем Хельхейма. Что делает Лузитанус? Зашивает пациента в шубу и поджигает. С душой подошёл к решению проблемы, с огоньком.  

Другой его пациент тоже бредил на тему ада. Очень боялся, что после смерти туда попадёт, и был уверен, что там, наверху, вопрос распределения уже решён. Сами понимаете, перспектива не радовала, а уж учитывая набожность тогдашних граждан...  Лузитаниус нанял человека, нарядил его ангелом, и однажды это чудо в перьях явилось пациенту и торжественно заявило тому: мол, внемли Метатрону, вестнику Всемогущего, гласу Бога истинного! Отпустил он тебе все грехи твои, вольные и невольные! Enjoy... тьфу ты, то есть — аминь!

Сами понимаете, так возиться доктора того времени могли только с пациентами, способными оплатить дорогостоящее лечение.


P.S. Мой проект «Найди своего психиатра» продолжает работать и расширяет свою географию: теперь, помимо Москвы и Тольятти, в нём участвуют коллеги из Санкт-Петербурга, Иваново, Нальчика, Ростова-на-Дону и Владивостока. Есть коллеги из Донецкой области.                                          Внимание! В проекте работает опытный юрист, готовый дать консультацию и оказать помощь по целому ряду вопросов. Есть коллеги, которые могут помочь с решением ряда экспертных моментов. Есть сеть пансионатов для пожилых пациентов с деменцией. Поэтому, если вдруг возникла необходимость и нужна помощь или консультация — заглядывайте, изучайте и обращайтесь. Что ценно в сложившейся ситуации — большинство коллег ведут онлайн-приём.

С проектом сотрудничают коллеги из Швейцарии, готовые оказать свою помощь при целом ряде зависимостей (игровой, алкогольной, амфетаминовой и пр.)

P.P.S. Статьи по психиатрии, психологии и всему, что касается этого направления, мы решили дублировать в Яндекс Дзене — вдруг кому удобно смотреть их там 

promo dpmmax july 20, 2015 22:54
Buy for 700 tokens
Опыт сотрудничества с рекламодателями у нас богатый, и мы не планируем его прекращать. Среди заказчиков - такие замечательные компании, как Связной Трэвел, PEUGEOT, HILL'S, СПОРТМАСТЕР, Министерство туризма Швейцарии, PHILIPS и многие другие. Читателей у журнала много, и мы стараемся подавать…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded