dpmmax

Categories:

Личный врач двух Римских пап и судебный психиатр Трибунала Священной Римской Роты

И вот очередная страница истории психиатрии. Список имён, оставивших свой след в психиатрии  XVII века (Тыц и Тыц), был бы неполон без Паоло Заккиаса. Вот уж кого можно было бы без преувеличения назвать главным психиатром всея Священной Римской империи. Дело в том, что умному, хитрому и амбициозному итальянцу удалось оказаться на должности придворного врача папы Римского Иннокентия Х, а позже, когда Джамбаттиста Памфили отправился держать ответ за дела свои земные перед шефом, продолжить свою службу у пап Римского Александра VII.

Это только может показаться, что работа у Паоло была откровенной синекурой. На самом деле хватало как собственно пациентов, которых надо было лечить, так и напрямую связанны с их болезнями правовых вопросов. Заккиас справлялся, и его нагрузили ещё и должностью советника Трибунала Священной Римской Роты.

Практика оказалась столь обширной, что Паоло пишет семь (позже расширив до девяти) томов «Quaestiones medico-legales», или «Судебно-медицинских вопросов» - первое столь подробное руководство по судебной медицине в целом и судебной психиатрии в частности. 

Он же, основываясь на собственных наблюдениях и умозаключениях, даёт собственную классификацию (будем считать её третьей в истории) психических болезней, вслед за античными медиками и Феликсом Платером. И если Платер в своей классификации делал упор на причины и механизмы помешательства, то Заккиас отталкивается от того, как же оно выглядит и чем себя проявляет. Выглядела его классификация так:

I. Первичные душевные заболевания. Это:

1) Мания (частные случаи — экстаз, ликантропия, гидрофобия, или бешенство, а также психические заболевания, приключающиеся от ядов и от укусов ядовитых животных)

2) Меланхолия, которая, в свою очередь, бывает ипохондрической с бредом, ипохондрической без бреда, а также с галлюцинациями, но без бреда. Близкими к меланхолии Заккиас также предлагал считать людей в следующих состояниях: влюблённых, демониаков, фанатиков, лимфатиков, энтузиастов, а также разгуливающих по ночам, или ноктамбул.

II. Вторичные душевные заболевания. К ним Заккиас отнёс:

1) апоплексию, 2) эпилепсию, 3) летаргию, 4) кому, 5) обмороки , 6) агонию

III. Страсти:

1) гнев, 2) страх, 3) разврат и расточительность, 4) опьянение и пьянство.

Была у Паоло ещё одна причина построить классификацию именно так, но о ней чуть позже.

В рекомендациях по диагностике, которые даёт Заккиас, виден стиль уже не просто философствующего доктора, по совместительству учёного широкого профиля (хотя по тем временам от все они такими были) — чётко проступают черты эксперта, в чём-то даже детектива. Он учил: уж если болезни человека отличаются одна от другой, то почему вы думаете, что одна и таже болезнь у разных людей будет течь одинаково? Ничего подобного. Сходные черты найдутся, не без того. Но непременно на эти симптомы наложится темперамент пациента — и вот тут уже возможны нюансы.

Поэтому мало спросить, что болит и что беспокоит. Надо глядеть на самого больного: какова мимика, как он жестикулирует, как держит и подаёт себя в целом. И оязательно нужно расспросить человека о его прошлом: многое станет понятным уже из такого расспроса, и он не будет пустой потерей времени. Кроме того, стоит знать и принимать во внимание телесное здоровье пациента, поскольку некоторые из болезней тела сами по себе могут причинять отклонения в душевной деятельности.  

Именно Заккиас первым чётко отделил друг от друга такие термины, как мания и меланхолия. Мол, раньше с ними был полный бардак: Гиппократ толком их не разделял между собой и пользовался то одним, то другим для обозначения схожих помешательств; Аретей и Целий Аврелиан тоже их горазды были спаять вместе. А следом за ними и Цицерон писал, что и меланхолия, и неистовство (furor) для римлян особой разницы не представляли: дескать, наш пациент, как хотим, так и обзываем. Так дальше продолжаться не может, решил Паоло. Мало того, что при чтении древних свитков долго пытаешься понять, кто кому Вася и на чём конкретно тот Вася помешался, так ведь и сейчас никакой упорядоченной отчётности, аж перед Трибуналом неудобно. Нет уж, будем последовательны: мания — это прежде всего ажитация и возбуждение, а меланхолия — это, напротив, тоска и неподвижность.

Вернёмся к второй из причин, по которой Заккиас построил свою классификацию именно так. Причина эта — экспертная. Трибунал Священной Римской Роты, в числе прочих, рассматривал и такие вопросы, какие обычно решает сейчас судебно-психиатрическая экспертиза. Правда, лишь в особых, сложных случаях — всё-таки не простые люди заседают.

К примеру, поднимался вопрос о том, может ли стать священником эпилептик, который, вроде, больше в припадках не бьётся. Тут, отвечал Паоло, всё зависит от того, как тяжелы были те припадки, как долго длились, как часто случались, а главное — как чувствовал себя человек после этих припадков, долго ли ходил оглушённым. Ну и самое главное — нет ли у него теперь, когда всё с виду благополучно закончилось, отупения и потери памяти?

Спрашивали: привлекать ли к ответственности за преступление маниакального больного, который несёт какую-то пургу? Ах да, он ещё в епископы просился, с этим как быть? Паоло разъяснял по пунктам: маниак, находясь в приступе возбуждения, никаких прав не имеет, но и ответственности за свои поступки не несёт. Вот дождётесь светлого промежутка между приступами — можете дать ему составить завещание. Но ни о каких общественных должностях, ни о какой церковной службе и уж тем более о посвящении в епископы речи и быть не может. Кроме того, маниак не может давать свидетельских показаний о событиях, которые случились с ним во время приступа (а то он вам тут насвидетельствует так, что и батальон инквизиторов за полгода не разгребёт). Вступать в брак? Да ни в коем случае! В будущем? В каком, pater noster, будущем?А вот дать развод, если наш поспел везде пострел, можно. Да, вот ещё: вменить ему в вину уголовное преступление всё же можно, но лишь в одном случае: если замыслил он его заранее, будучи ещё здоровым.

Наказывать ли человека, совершившего убийство в сонном состоянии? Вот если он за собой такие вещи замечал, но не предостерёгся — оружие не припрятал куда подальше, топор из-под подушки заранее не убрал в сарай, либо остановился на ночлег у человека, которого считал врагом или по какой-другой причине ненавидел, или у женщины заночевал, от которой в принципе не прочь был избавиться — тогда да, надо наказывать.

Считать ли женщину в истерическом припадке невменяемой? Ведь биться-то она бьётся, и пусть молчит как рыба об лёд, но окружающих слышит и пытается знаками отвечать — как с ней быть? А никак, отвечает Паоло. При истерике всегда восприятие искажается, поэтому женщину, страдающую истериками, следует, с юридической точки зрения, приравнивать к мертвецам или отсутствующим. Всё понятно? Умерла так умерла, пусть даже кивает или кулаком грозит.  

Страсти (список смотри в приведённой классификации) Заккиас приравнивал к кратковременным душевным расстройствам. А раз так, то и судить совершивших преступление в этих состояниях не стоит слишком строго: ну малость не в себе человек был.  

Нередко перед Трибуналом, а соответственно, и перед его советником ставили вопрос: а не косит ли человек под дурачка? Или наоборот: не пытается ли душевнобольной собрать себя в кучу, чтобы показаться здоровым? Оказывается, были у Заккиаса свои способы для проверки.

Например, он наблюдал за тем, спят ли пациенты с меланхолией или манией: по его убеждению (впрочем, довольно часто так оно и есть), длительную бессонницу, которая обычно сопутствует таким состояниям, невозможно симулировать — симулянт просто заснёт, не на первые сутки, так на вторые, не на вторые, так на третьи. Меланхолика, считал Заккиас, можно также проверить попыткой пробудить в нём какое-то сильное чувство, ибо находящийся в истинной меланхолии к подобным эмоциональным импульсам просто останется равнодушен, а симулянт выдаст себя, обнаружив, к примеру, радость или разочарование. Если есть подозрение, что человек симулирует припадок, надо дать ему нюхнуть какой-нибудь едкий порошок: если станет чихать — значит, точно симулирует. Если же, наоборот, подозреваемый пытается скрыть, что у него припадки — не беда, есть два верных средства: либо дать вдохнуть дым от жжёного оленьего рога, либо пусть проглотит порошок высушенной бычьей печени. В те времена считалось, что эти снадобья как раз и вызывают припадки у тех, кто к ним предрасположен.


P.S. Мой проект «Найди своего психиатра» продолжает работать и расширяет свою географию: теперь, помимо Москвы и Тольятти, в нём участвуют коллеги из Санкт-Петербурга, Иваново, Нальчика, Ростова-на-Дону и Владивостока. Есть коллеги из Донецкой области.                                          Внимание! В проекте работает опытный юрист, готовый дать консультацию и оказать помощь по целому ряду вопросов. Есть коллеги, которые могут помочь с решением ряда экспертных моментов. Есть сеть пансионатов для пожилых пациентов с деменцией. Поэтому, если вдруг возникла необходимость и нужна помощь или консультация — заглядывайте, изучайте и обращайтесь. Что ценно в сложившейся ситуации — большинство коллег ведут онлайн-приём.

С проектом сотрудничают коллеги из Швейцарии, готовые оказать свою помощь при целом ряде зависимостей (игровой, алкогольной, амфетаминовой и пр.)

P.P.S. Статьи по психиатрии, психологии и всему, что касается этого направления, мы решили дублировать в Яндекс Дзене — вдруг кому удобно смотреть их там 

promo dpmmax july 20, 2015 22:54
Buy for 700 tokens
Опыт сотрудничества с рекламодателями у нас богатый, и мы не планируем его прекращать. Среди заказчиков - такие замечательные компании, как Связной Трэвел, PEUGEOT, HILL'S, СПОРТМАСТЕР, Министерство туризма Швейцарии, PHILIPS и многие другие. Читателей у журнала много, и мы стараемся подавать…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded