dpmmax

Categories:

Регрессивная гипнотерапия. Профессиональный взгляд с разных сторон.

Для тех, кто интересуется гипнозом и его применении в нашей работе -  сегодня ещё одна обширная статья от партнёров и коллег. 

Предыдущий материал

“Я не могу...!” - психологическое лечение беспомощности: от панических атак до импотенции

Статья про стратегию жизни

Как устроиться в компанию мечты: тренинг-интервью от «А» до «Я»

ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПАНИКИ И ВЕГЕТАТИВНОГО КРИЗА

ОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ ПРИ ПАНИЧЕСКОЙ АТАКЕ И ВЕГЕТАТИВНОМ КРИЗЕ

Что такое регрессивный гипноз

Многие из вас слышали, что поведение человеком определяется его прошлым опытом, однако мы далеко не всегда осознаем, насколько верно это утверждение, ведь именно прошлый опыт лежит в основе большинства невротических расстройств, таких как фобии, обсессивно-компульсивное расстройство, панические атаки, зависимости и различные психосоматические заболевания. Также наш опыт определяет и наши текущие жизненные проблемы, типа неуместных обиды или гнева, неадекватных ревности и стыда, и других чувств, которые препятствуют нам в достижении цели.  

В итоге в определенные моменты жизни нами как будто снова овладевает наше прошлое, и мы теряем способность контролировать себя и адекватно реагировать на реальность, порой даже не понимая в чем причина такого состояния. Именно для решения подобных проблем и была создана регрессивная гипнотерапия.

Регрессивная гипнотерапия и психологическая травма

Регрессивная гипнотерапия – это одно из направлений психодинамической психотерапии направленное на поиск вытесненных причин проблемы в памяти клиента с помощью гипноза и их проработку.  

Регрессивная гипнотерапия была создана примерно в одно и тоже время двумя великими психологами: Пьером Жане(1), который является одним из родоначальников современной когнитивной психологии и Йозефом Брейером(2), коллегой Фрейда, который стал одним из создателей психоанализа.  

Оба этих автора применяли гипноз в процессе лечения психически больных пациентов и обнаружили, что порой за счет гипноза удается воскресить в их памяти, те события которые они ранее не помнили, но которые были связаны с их болезнью. Оказалось, что часто после воспоминания различных ситуаций из прошлого, болезнь пациента исчезала, что и послужило основанием для теории вытесненной травмы и диссоциации.  

Вытеснение и диссоциация в теории психологической травмы

Как уже было сказано причина проблем пациентов Брейера и Жане часто лежала в их прошлом, а точнее в различных ситуациях из прошлого пациента, где он испытывал достаточно сильные переживания. Подобные ситуации и были названа психотравмами, и они отличаются от обычных стрессовых событий, которые мы испытываем в течении жизни.

Психотравма, в современном понимании, — это ситуация, превышающая адаптационные возможности организма или интегративные возможности психики. И сейчас мы разберем это определение более подробно.  

Во-первых, травматическая ситуация должна превышать адаптационные возможности организма. И здесь надо понимать, что люди в течении своей жизни испытывают множество стрессовых и напряженных ситуаций, однако, подобные ситуации часто не становятся травматическими, поскольку человек имеет ресурсы для адаптации к ней. Например, представим себе, что у человека скончались родители. Как бы тяжело не было переживать подобное событие, большинство людей во взрослом возрасте способны его вынести, так как они обладают для этого ресурсом. Например, взрослый человек изначально осознает и принимает возможность смерти, он может найти утешение у партнера и друзей, ему не приходится кардинально менять свою жизнь. Теперь же представим, что у маленького ребенка умирает мама или папа. Крайне редко ребенок способен адаптироваться к подобному стрессу, поскольку он в принципе не готов принять смерть, ему не к кому больше обратиться и ему приходится кардинально менять свою жизнь. Все это говорит о том, что ребенок просто не обладает ресурсами для переживания травмы и данное событие оставит след на его личности.  

По той же причине большинство травм происходит в детстве, ведь взрослея мы приобретаем опыт и знания, которые помогают нам справляться с проблемами. Наша психика также обретает большие возможности для сопротивления стрессу. Ребенок же не имеет таких преимуществ и любой даже внешне минимальный стресс может стать для ребенка настоящей трагедией, например, поломка любимого велосипеда или то, что когда-то мама не оценила нарисованную для нее картинку. Именно поэтому большинство серьезных травм происходят именно в детстве человека.  

Второй аспект связан с невозможностью интеграции опыта в момент травмы. Предполагается, что происходящее в момент травмы настолько сильно расходится с опытом человека и с его «Я»-концепцией, что человек просто не способен принять данный опыт. Часто примеры такой защиты демонстрируют в кино, когда человек переживший какой-то ужас начинает жить в иллюзорном мире, как это, в частности, показано в фильме планета Ка пекс или Остров проклятых.  Проще говоря, человеку намного легче придумать какой-то изощренный способ отгородиться от своего опыта, чем просто принять и осознать его. Например, девочка над которой надругался отец может забыть это событие, потому что ей важно продолжать верить, что папа ее любит. Сын, у которого была жестокая мать может обвинить во всем себя и решить, что он плохой и заслуживает этого, опять же, чтобы сохранить родительскую любовь.

Однако, современная наука выдвигает и ряд иных гипотез, которые связаны с функционированием нашего мозга.  

В частности, теория эмоционального мозга гласит, что в момент травмы у нас активируются иные зоны мозга нежели чем при нормальном запоминании. Если обычно мы запоминаем информации с помощью гиппокампа и коры, то в момент травмы активируется зона под названием миндалина ответственная за наш страх и другие эмоции. Как показал профессор Мэтью Либерман миндалина подавляет деятельность коры. В итоге ситуация напрямую связывается с чувствами в обход сознания. И в следующий раз при попадании в схожую ситуацию у нас будет активироваться та же реакция.  

Например, если вас в детстве покусала собака, то ваша миндалина ассоциирует вид собаки с ощущением боли и страха. И теперь у вас фобия собак, вы боитесь даже безобидных щеночков и при этом можете не помнить того первоначального события. Или предположим, вы почему-то боитесь людей, проще говоря, у вас социофобия. Скорее всего, это связано с негативными отношениями ваших родителей, которые постоянно ругались и дрались, а вам в этот момент было страшно. Сейчас вы прекрасно осознаете, что большинство людей не несут никакой опасности, однако, ваша миндалина до сих пор хранит воспоминания о том страхе, что преследовал вас все детство.  

И опять же дети попадают в особую группу риска, поскольку наш мозг до 5 лет еще недостаточно сформирован. Мы слабо способны формировать связи между воспоминаниями, неразвитая речь не дает возможности создать нарратив или историю события. А если вы сейчас задумайтесь, то поймете, что ваши сознательные воспоминания это именно такие воспоминания, которые вы можете описать словами. Так вот ребенок этого не может, именно поэтому большинство наших воспоминаний хранятся в подкорке с самого детства и до конца жизни без возможности их сознательно вспомнить. Однако это совершенно не значит, что они перестают влиять на нас.  

В итоге, вне зависимости от того какой теории вытеснения вы придерживаетесь, все они сводятся к тому, что в момент травмы разрушается наш процесс запоминания и часть информации записывается в изолированные участки мозга к которым мы не способны получить сознательный доступ. Однако эти участки продолжают функционировать на чисто рефлекторном уровне запуская реакции, которые когда-то были у нас в ситуации стресса. Подобный процесс вытеснения и называется в современной науке диссоциацией, а такие диссоциированные реакции были названы автоматизмами.  

И хотя многие считают явление диссоциации и вытеснения травмы спорным, ученые уже давно зафиксировали его реальную природу. Например, Голдфилд и коллеги зарегистрировали забывание у жертв похищения и пыток. Элизабет Лофтус зарегистрировала амнезию у жертв сексуального насилия. Сержэнт и Слаттер обнаружили амнезию у солдат после военных действий. И это лишь малая часть данных. При этом оказывается, что чем более хроническим был стресс в детстве, тем более высока вероятность забывания событий. Но мы не просто забываем события, ведь они продолжают влиять на нас и хранятся где-то в нашей психике. Так эксперименты показали, что мы способны вспомнить некоторые события если нас поместить в похожий контекст и что мы быстрее заново заучиваем ранее забытый материал.  

А явление диссоциации наглядно демонстрируется в различных диссоциативных расстройствах типа посттравматического стрессового расстройства или ПТСР. Больные ПТСР – это чаще всего те, кто пережил какое-то ужасное событие, например военные действия или катастрофу. После того, как они получили травму, воспоминания начинают неконтролируемо охватывать их, например, приходя в сновидениях или флешбеках. У них же наблюдаются различные рефлекторные реакции, например, бывший солдат может ни с того ни с сего упасть на землю из-за звука хлопушки. Тоже самое происходит и в момент вытесненной травмы. Вас неконтролируемо охватывает чувство заставляя испытывать проблемный симптом, и вы ничего не можете с этим поделать. 

Эмоция в основе всего

Мой рассказ мог вас удивить, ведь если я говорю, что алкоголизм может появится в результате психотравмы, то, по-видимому, алкоголик, будучи ребенком должен был бы иметь в детстве эпизод алкогольного опьянения и потому хотеть выпивать. Но на самом деле все намного сложнее. Многие симптомы являются не прямым следствием того, что происходило в момент травмы. Чаще всего в момент травмы закрепляется именно наше чувство и уже на это чувство наслаиваются защитные механизмы, которые и приводят к различным симптомам.  

Предположим, человека в жизни часто бросали. Его бросали родители, бросали девушки и сейчас он испытывает одиночество. Именно это ощущение одиночества и становится для него причиной употреблять алкоголь и отдаваться забвению. Или, например, в детстве человек часто были и его потребность в безопасности была фрустрирована. Повзрослев, он не чувствует опору, его мир как бы рушиться, любая нестабильная ситуация типа увольнения с работы, кредиты, беременность напоминают ему об опасности. Из-за этого растет стресс, а единственным способом сбросить стресс становятся панические атаки. Или мужчина боится знакомиться с девушками, а все его отношения рушились из-за обид. Все это из-за того, что он до сих пор обижен на маму и проецирует на девушек ее образ. Он начинает интерпретировать многие нейтральные фразы девушки как обидные для него. Она спрашивает: «Где он работает?», он сразу воспринимает это как попытку выманить из него деньги. Она рассказывает про своего бывшего, он думает, что таким образом она старается его ущемить. Подобные нейтральные фразы словно по рефлексу запускают в нем ту же реакцию обиды, которую он когда-то испытывал к маме, в результате чего он сам и портит весь процесс знакомства. Или девушка страдает от анорексии, а все потому что в детстве ее папа изменил ее маме, которая страдала лишним весом, или девочку любили и хвалили только за ее красоту или кто-то просто посмеялся над ней когда она сама много весила. В этом случае страх потери родителей или страх снова быть высмеянной лежат в основе ее расстройства. Каждый раз когда-то она смотрит на себя в зеркало, она видит всю туже толстую девчонку, которая так страдала в детстве из-за своего веса. Ну а вот женщина, которая не замечает зависимость своего сына. Она делает это поскольку боится признать себя плохой матерью, ведь именно такой была ее собственная мать и любые ее неудачи в воспитании напоминают клиентке материнский образ. А вот девушка с редким расстройством раздвоения личности, которое появилось лишь потому, что она боится встретится с самой собой и боится интегрировать в себя ту личность, которая когда-то подверглась сексуальному насилию со стороны отца.  

Таким образом какой бы незамысловатой не была болезнь ее симптомы служат лишь защитой от того пугающего чувства, которое берет свое начало в детском возрасте. Детские обиды, страхи и другие чувства появляясь в детстве тянутся за нами всю нашу жизнь, ведь организм стремится завершить то, что когда-то нас тронуло. В процессе взросления мы вырабатываем защиты от этих чувств, пытаясь их рационализировать, спроецировать на других или поставить на них запрет, однако это только ширма – способ подавить чувство и адаптироваться к жизни с ним, но не убрать его. И пока вы не разрешите ту ситуацию и тот конфликт на который направлено данное чувство, оно будет преследовать вас порождая все новые симптомы.

Зачем нужен гипноз?

Наверняка вы уже захотели задать вопрос «А причем здесь гипноз?». И, действительно, во многих направлениях психотерапии также пытаются воскресить вытесненные воспоминания и делают это достаточно успешно без какого-либо гипноза. Ответ кроется в самих свойствах гипноза как состояния сознания. Конечно, гипноз не подразумевает никакой магии, и он даже не открывает секретных путей к какому-то там бессознательному, о котором все слышали, но никто не способен внятно объяснить, что же это на самом деле. Гипноз лишь обладает несколькими важными особенностями, которые в свое время открыл ученый Дэвид Шпигель(3) и которые ускоряют поиск вытесненных событий.  


  1. Концентрация внимания. В гипнозе внимание человека достигает максимальной концентрации. Это значит, что клиент не отвлекается на терапевта, блуждающие мысли и критику, но он полностью вовлечен в процесс терапии и сконцентрирован на задачах, которые ставит перед ним терапевт. Уже это позволяет намного проще вспоминать события.  
     
  2. Актуализация воображения. Концентрация внимания позволяет человеку полностью окунуться в воображения и памятные образы. Проблемная ситуация кажется более яркой, а человек не просто вспоминает ее, а как бы перепроживает заново. Это, в свою очередь, позволяет воссоздать контекст травмы и активировать ассоциативный ряд, за счет чего значимая травма вспоминается намного быстрее чем при сеансе любой другой терапии.  
     
  3. Идеодинамическая связь. За счет актуализации воображения в гипнозе усиливается и связь психики и тела. Проще говоря, ваше тело будет намного сильнее реагировать если вы ярко и живо представите как едите какую-то гадость, чем если просто на словах это вспомните. Также работает и гипноз. Вспоминая травму клиент полностью погружается в ее проживание, а его тело отдается чувствам и эмоциям, что в разы ускоряет процесс психотерапии.
     

Как можно видеть здесь нет никакой магии, лишь врожденные способности вашей психики к самоисцелению. 

За счет чего происходит исцеление?

Наверняка у вас встал новый вопрос, каким же образом вам может помочь воспоминание какой-то там травмы, ведь проблема у вас присутствует здесь и сейчас. Однако, и здесь есть свое объяснение, ведь в основе гипнотического исцеления лежит ряд механизмов.  


  1. Ассоциация. Действительно, порой и простое воспоминание приводит к выздоровлению человека. Это происходит за счет интеграции вытесненного события в сознание клиента. Как уже было сказано, пока событие вытеснено оно функционирует отдельно от нашего сознания, то есть мы не можем контролировать наши реакции, связанные с ним. Однако, когда мы вспоминаем травматическое событие, в нашем мозге создаются новые связи, позволяющие нашему сознанию получить контроль над вытесненным материалом. Однако далеко не всегда этого бывает достаточно и в дело вступает второй механизм – катарсис.  
     
  2. Катарсис. Еще Йозеф Брейер выдвинул теорию, что в момент травмы от нашего сознания отделяется аффект, то есть эмоция, которая начинает жить своей жизнью. Эта концепция во многом подтвердилась в теории доминанты Ухтомского(4). Он говорил о том, что каждая эмоция образует доминанту в нашем мозге, которая стремится к реализации. Доминанта это своего рода незавершенный гештальт, который постоянно будет напоминать о себе в соответствующих ситуациях. Каждая доминанта стремится к разрядке и только реализовавшись, в мозге включаются механизмы подкрепления, и доминанта прекращает свою деятельность. Говоря, простым языком, нам важны не только сами травматические события, но и те эмоции и потребности, которые в них не удалось реализовать. В момент воспоминания травмы мы часто можем наблюдать эмоциональный выплеск со стороны клиента, который может проявится в виде плача, крика, тошноты или какой-то иной экспрессивной реакции. Такое поведение связано с тем, что эмоция, зажатая в травме, наконец прорвалась наружу и нашла свой выход, после чего человек ощущает свободу и облегчение.
     
  3. Коррекция мышления. Надо понимать, однако, что порой и этого бывает недостаточно, ведь проблема не только в эмоциях, а в том, что человек уже привык жить определенным образом со своей проблемой и сформировал соответствующие привычки. Именно в этот момент и начинается коррекция мышления. С помощью гипноза можно понять какие убеждения поддерживают симптомы клиента, а затем скорректировать отношение к тем ситуациям, где эти убеждения образовались.  
     

В итоге работа в гипнозе происходит на нескольких уровнях, затрагивая эмоции, мышление и наконец поведение, когда клиенту даются финальные внушения на изменение его реакций и домашние задания для проверки результата.  

Как проходит регрессивная гипнотерапия?

Сам процесс регрессивной гипнотерапии построен на вышеописанных принципах и включает в себя несколько этапов.  


  1. Наведение гипноза. На первом этапе гипнотерапевт использует различные техники и методы наведения гипноза, названные индукциями. Индукция обычно подбирается под клиента и включает в себя тесты на стадию погружения в гипноз. Такие тесты нужны для того, чтобы убедиться в том, что клиент достаточно глубоко погрузился в гипноз для проведения эффективной работы. И только при прохождении тестов мы можем быть уверены в том, что клиент достиг нужной концентрации внимания, а его воображения достаточно активизировано.  
     
  2. Проблемная ситуация. Далее терапевт просит клиента представить проблемную ситуацию, которая его волнует. Это позволяет воссоздать проблемный контекст и запустить ассоциативный ряд, который затем позволит отыскать первопричину проблемы. Но, что еще важнее – именно на этом этапе оживает проблемное чувство клиента.  
     
  3. Аффективный мост. После того как клиент воссоздал проблемную ситуацию и эмоцию, связанную с ней, терапевт использует эти данные для поиска психотравмы. Чаще всего применяется техника, называемая аффективный мост, когда клиент как бы путешествует по своему проблемному чувству. Такая техника позволяет оживить эмоциональную память, что опять же в разы ускоряет поиск травмы.  
     
  4. Проработка травмы. После того как клиент вспомнил наиболее значимую для него травму, терапевт помогает ему эту травму проработать. Для этого используются как классические техники регрессивной терапии типа катарсиса и когнитивной реструктуризации, так и различные современные методы на выбор терапевта, например, эмоционально-образная терапия или терапия частей.  
     
  5. Окончание работы. После того как все травмы проработаны, клиента возвращают к обычному состоянию, а затем предлагают ему проверить результат в реальной жизни.  
     

Не смотря на всю простоту данной схемы, на практике все получается не так легко. Ведь один симптом может содержать под собой несколько проблемных чувств и каждое из этих чувств может иметь под собой цепочку психотравм, которые будут связаны между собой достаточно сложной логикой.  

Например, к вам может прийти клиент со страхом знакомства с девушками. И, казалось бы, его проблемной эмоцией и является страх, однако в процессе регрессии начинают вырисовываться ситуации, где у клиента проявляется чувство вины. Например, когда он огорчил маму и та заявила, что-то в стиле «ты такой же как отец». Оказывается, что отец был агрессивным пьяницей и постоянно терроризировал их с матерью. В итоге мышление клиента сводится к тому, что, если он будет проявлять агрессию или начнет активно знакомиться с девушками он станет таким же плохим как отец, а мама его бросит. Это может звучать странно на первый взгляд, но для подсознания клиента, такое мышление является реальностью. И вроде мы уже отыскали два чувства страх перед знакомством и вина. Но все может идти намного дальше, ведь там же где вина есть, и обида на отца и необходимо выплеснуть данную обиду. И только тогда человек сможет прийти к зрелому взгляду на отношения родителей. Он сможет увидеть, что отец не всегда был таким плохим и, что в нем были и хорошие качества и что мать не всегда была права и он не обязан соответствовать ее критерием. А самое главное — это понимание того, что он – это он, а родители – это родители, это другие люди со своей историей и со своими проблемами, которые клиент больше не обязан проносить через всю свою жизнь. В этот момент, приняв, вытесненную активную часть себя, он сможет наконец свободно подходить к девушкам и знакомиться.  

Часто бывает и так, что клиент вспоминает не какие-то реальные события, а представляет то, чего не было или погружается в воображаемые образы и события. Например, клиент с психосоматическим циститом во время регрессии может вообразить ситуацию, где он является средневековым воином, которому копьем протыкают мочевой пузырь. Многие искренне верят в подобные воспоминания, хотя на самом деле такие образы – это лишь способ нашей психики отыграть свою боль.

Именно поэтому гипнотерапевт должен обладать хорошей квалификацией, чтобы с одной стороны уметь распутать сложный клубок жизненных событий клиента, а, с другой стороны, не внушить ему то, чего нет.

Регрессия в прошлые жизни и ложная память

Регрессивную гипнотерапию, как и другие направления глубинной терапии часто критикуют за попытки поиска психотравмы, аргументируя это тем, что влияние вытесненной травмы нельзя как-то обнаружить или доказать. Однако, вышеприведенные исследования в области памяти показывают, что данная критика неуместна и травмы прошлого действительно влияют на нас.  

Однако, более значимый аспект критики касается так называемых ложных воспоминаний. Многие ученые полагают, что мы никак не можем отличить вытесненные травмы от выдуманных. И действительно такая проблема в глубинной терапии существует, именно поэтому многие люди под гипнозом «вспоминают» свои прошлые жизни или перинатальные периоды развития. И на сегодняшний день строятся целые системы терапии, основанные на исцелении «травм из прошлых жизней». Основными же популяризаторами популяризаторы данных течения являются Долорес Кенон и Майкл Ньютон, которые лживо выдают свои учения за науку, предоставляя в качестве экспериментальных подтверждений факт, того, что люди под гипнозом «вспоминают» прошлые жизни (у них даже есть доказательства таких воспоминаний в виде диктофонных записей и стенографий).

Однако, искушенный читатель прекрасно знает, что такие записи по сути ничего не стоят, так как память может видоизменяться каждую секунду и подстраиваться под текущие убеждения и опыт человека. Этот эффект был прекрасно продемонстрирован в экспериментах Элизабет Лофтус, которая с помощью специальных вопросов изменяла воспоминания людей об оценке определенного события(5), а затем и вовсе внушала, что они в детстве потерялись в торговом центре (хотя на самом деле такого никогда не происходило)(6). Позже были раскрыты отдельные механизмы ложных воспоминаний и оказалось, что наша память может меняться в результате: социального влияния, внушения со стороны, интерференции нескольких воспоминаний и даже обычного воображения. Наглядный пример ложных воспоминаний в терапии описан в книге Ф. Шапиро, когда ее клиентка заявляла, что ее в детстве изнасиловал дьявол, а в итоге оказалось, что это был знакомый отца, надевший демоническую маску.(7) При этом известно и огромное количество скандалов, связанных с ранней деятельностью психоаналитиков, которые внушали своим пациентам идеи и воспоминания на основе собственной теории сексуальной травмы, в результате чего, их пациенты подавали в суд на своих родственников (благо, что иски чаще не оправдывались). Проблема ложных воспоминаний существует и в криминалистике в области сбора показаний свидетелей, которые также склонны подгонять свое мнение под мнение дознавателя, если он не способен адекватно провести допрос.  

Возвращаясь к идеи прошлых жизней, по сути, они и являются не более чем ложными воспоминаниями в гипнозе и существует ряд очевидных тому доказательств.  

Прежде всего, само существование прошлых жизней полностью противоречит научному взгляду, так как, по факту нет никакого субстрата, который бы перемещался из одного тела в другое после смерти. Однако, мы можем даже не касаться вопросов именно религии, оставив это на откуп теологов, обсудив лишь сам регрессивный гипноз. Но и здесь есть ряд данных, которые явно говорят о наивности веры в прошлые жизни.  


  1. Прошлые жизни спонтанно вспоминают только те, кто склонен в них верить и никогда не вспоминают те, кто в них не верит или относится к ним скептически.  
     
  2. Информация из прошлых жизней, которую сообщают люди, практически всегда ошибочна(8). В случаях же когда информация оправдывает себя, чаще всего, гипнотики знали ее и до регрессии. Например, историк сможет прекрасно рассказать вам в регрессии о жизни Юлия Цезаря.
     
  3. Когда гипнотики вспоминают прошлые жизни, они иногда пытаются говорить на языке места и эпохи. Окружающих это впечатляет, так как они верят, что человек действительно испытал прошлое воплощение. По факту, при проверке лингвистом, оказывается, что гипнотики просто несут абсолютную околесицу из набора звуков.  
     
  4. При этом если заранее создать ожидания у человека по поводу его прошлых воплощений (например, представиться астрологом и сказать, что испытуемый в прошлых жизнях был Александром Македонским), то именно это он и вспомнит.(9)  
     
  5. Стоит добавить и то, что в практике «регрессолога» ежедневно встречается по несколько воплощений все того же Юлия Цезаря, Жанны Д’Арк и прочих известных личностей.
     
  6. Наконец непонятно почему именно гипноз нужен для воспоминания о прошлых жизнях. Ведь по факту это не более чем состояние усиленной концентрации внимания и связи с телом. Однако, отвечая на заданный нами же вопрос: основную роль в гипнозе играет внушаемость, которой и пользуются регрессологи, чтобы внушить клиентам идею прошлой жизни.   
     

Наверно можно добавить, что-то еще к этому списку, однако, уже этих фактов достаточно, для понимания абсурдности идеи прошлых жизней под гипнозом. Однако, вполне объяснимо почему такие воспоминания возникают и почему работа с ними порой приводит к исцелению.  

Объяснение дает все та же теория Брейера и теория стресса Ганса Селье. Люди способны воплощать эмоции и внутреннее напряжение в любом виде действий и психическом содержании. Именно поэтому мы порой выражаем гнев не только в драке, но и в стихах, картинах или эмпатируя разгневанному герою кинофильма. Тоже самое происходит и при регрессии в прошлые жизни: человек просто придумывает, подходящее лично ему отображение своей боли в виде образов и фантазий о прошлой жизни. И именно через такие образы человек способен выразить свои подавленные эмоции и напряжения, от чего ему иногда и становится легче.  

Однако, сама техника не такая безобидная, как казалось, так как взамен эмоционального высвобождения приходит ряд негативных эффектов. Часто вера в прошлые жизни приводит на нарушение семейных отношений и повышенной уязвимости(10). Известны случаи нанесения вреда в результате регрессивной терапии. А Министерство здравоохранения Израиля вообще запретило практику «регрессии в прошлые жизни»(11).  

Основная же проблема состоит в том, что регрессии в прошлые жизни создают иллюзию и снимают с человека ответственность. Проще говоря, клиент как бы думает про себя «Зачем мне что-то решать и делать какие-то то реальные усилия по изменению своей жизни, если всегда можно обратиться к прошлым жизням, где и кроется причина всех моих проблем». В итоге мало того, что такие люди не склонны ничего менять, так еще и окружающие воспринимают их как «странных» из-за их веры в чудеса, что приводит лишь к разрушению социальных связей и усиления зависимости от регрессолога и общества, таких же «верующих».

Если же снова вернутся к проблеме ложных воспоминаний, то в целом вряд ли можно обвинить во всем именно гипноз. Как показали исследования Штебли(12) гипноз действительно повышает количество продуцируемых воспоминаний. Вайтхаус указал на то, что гипноз также повышает уверенность в правдивости полученных воспоминаний(13). А Лофтус(14) указала на то, что люди подвергаются ложным воспоминаниям, даже если их предупредить о возможности их появления. Однако, последующие исследования Линна и Майерса(15) продемонстрировали, что на появление ложных воспоминаний влияет не гипноз, а гипнабальность самого индивида, а также что гипноз не приводит к большему числу ложных воспоминаний чем любой другой вид коммуникации(16). Проще говоря, ложные воспоминания могут появится у человека в процессе любой терапии, а происходит это лишь из-за того, что сам клиент ожидает получить такие воспоминания, ну или из-за того, что какой-нибудь искушенный терапевт направляет его на нужную ему точку зрения. Именно поэтому прошлые жизни вспоминают лишь те, кто в них верит, либо те, кого терапевт активно заставляет их вспомнить.  

Хороший же терапевт умеет проводить гипнотерапию так, чтобы не привносить ничего своего во внутренний мир клиента и реализовывать лишь то, что есть у человека внутри. Да в таком случае возможно появление ложных воспоминаний, однако такие воспоминания вполне компенсируются эффективностью гипнотерапии.

Эффективность регрессивной терапии

Метаанализы Кирша(17) и Мулдса(18) показывают, что когнитивная гипнотерапия более эффективна чем когнитивно-поведенческая психотерапия, которая считается наиболее доказательной на сегодняшний день. Помимо этого исследования Мендозы(19) говорят о том, что гипноз способен усилить действие любого другого вида психотерапии. Также существует большое количество исследований, показывающих эффективность гипноза в лечении отдельных расстройств(20), например психосоматических заболеваний(21), панических атак(22), тревожно-фобических расстройств(23), зависимостей(24) и других заболеваний. Особое применение гипноз находит в лечении и контроле хронических болей(25)

Рябцев Иван, психолог. Сайт, ВК, Курс проработки тревоги и стресса, панических приступов.

Литература: ссылки, отмеченные в тексте номерами, автор статьи даст в комментарии к тексту.


promo dpmmax july 20, 2015 22:54
Buy for 700 tokens
Опыт сотрудничества с рекламодателями у нас богатый, и мы не планируем его прекращать. Среди заказчиков - такие замечательные компании, как Связной Трэвел, PEUGEOT, HILL'S, СПОРТМАСТЕР, Министерство туризма Швейцарии, PHILIPS и многие другие. Читателей у журнала много, и мы стараемся подавать…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded