dpmmax

Categories:

Панические атаки

Сегодня ещё одна обширная статья от партнёров и коллег для тех, кого интересует гипноз и области его применения в психиатрии и психотерапии.

Как избавиться от панических атак через психологический анализ травмирующих событий прошлого

Решили разобрать внутреннюю кухню лечения паники и для этого пригласили двух специалистов. Пару случаев описал психолог Геннадий Иванов, три оставшихся - Мария Мазурина.

Общий психоз как эмоциональный триггер

Недавно общался с журналистами. Спросили как пандемия отражается на психике людей. Понятно, плохо. На сколько мне известно, год стал рекордным по смертности в новейшей истории России. При этом летальный "вклад" самой коронавирусной инфекции оказался весьма и весьма скромным. Люди помирали от тех же болезней, что и всегда, но почти в два раза чаще. Скорее всего, можно говорить о массовом ослаблении иммунной системы, вызванном стрессами из-за нагнетания истерии на ТВ по поводу "пандемии". На этом фоне, конечно, активизировались и нервные расстройства. Приведу свежий пример. Обратился ко мне бизнесмен с жалобой на неконтролируемые приступы страха. Ещё во время первой волны пандемии он уехал в пригород от греха подальше и там, в уединении, впервые испытал паническую атаку. Нет, она не была вызвана боязнью заразиться и умереть. Разум мутило совсем другое. Ему стало казаться что он сходит с ума, потому что все кругом стало ненормальным, неправильным. Триггером выступила мысль о начинающемся сумасшествии.

Панические атаки - это такой род расстройства, который держится на пусковом элементе, присутствие которого "включает" всю схему. Когда стали разбираться, выяснилось, что симптом возник ещё в детстве, когда погиб старший брат. Тот в состоянии наркотического безумия сел на мотоцикл и не справился с управлением. Пережитый от этой смерти стресс заложил в подсознании мальчишки опасение стать безумным. И вот дурдом 2020 года разбудил этого беса. Мы, конечно, его изгнали. Когда патогенные воспоминания были разряжены, психика мужчины пришла в норму. Дополнительных сеансов не потребовалось (спустя несколько месяцев мой подопечный подтвердил стабильность своего психического состояния), но пример, на мой взгляд показательный. Массовая пропаганда, если она третирует реальность, легко становится лекарством, которое страшнее болезни.

Канцерофобия

Канцерофобией или онкофобией называют патологический страх заболеть раком. Так написано в учебниках. Учитывая что патологический страх смертельного заболевания - это нормально, я бы уточнил, что речь идет не о самом страхе, а о превращении его в культуру, которая, как известно, выражается в обрядах и ритуалах. Приведу пример. Девушка. Однажды обнаружила на коже небольшое уплотнение. Потом ей показалось, что оно увеличилось. Врачи, как и полагается, объяснили, что это уплотнение может быть как доброкачественным, так и онкологией. Слова о возможности рака настолько потрясли её, что решила лечь в больницу на обследование. Уплотнение оказалось неопасным, его просто размяли, и на этом история должна была закончиться, но девушка с тех пор стала смотреть на мир через онко-очки. Со временем в ее поведении оформились ритуалы избегания наряду с паническими атаками, которые, чем дальше, тем больше, ограничивали ее возможности. Поняв, что это канцерофобия, девушка пришла ко мне. Я обратил внимание на неадекватную реакцию мой собеседницы на комментарий врача. По чувству, какое у нее вызывало слово "рак", регрессировали в воспоминание 4-летней давности. Это была смерть близкой родственницы, которая перед кончиной несколько дней лежала без памяти, покрывшись струпьями. Ужасное зрелище выражало собой то, что мы называем "рак кожи". Тут у кого хочешь разовьется расстройство... В общем, тяжелое воспоминание мы облегчили - эмоциональный заряд сняли. Симптом паники ушёл и больше не возвращался.

После этой истории У меня осталось двоякое послевкусие. С одной стороны, каждое наше потрясение - это защитное мероприятие психики по профилактике и предупреждению увиденного. И психологи убирают знаки опасности как избыточные. С другой, - сама опасность от этого не уменьшается. Мы все купаемся в городах как в бассейне, наполненном опасными вирусами и бактериями. От обилия опасности сирена звучит уже непрерывно, и мы ее просто отключаем.

Как я лечил порчу


Вы будете смеяться, но я хочу рассказать, как я оказывал квалифицированную помощь человеку, который пришёл ко мне с жалобой на порчу. Для тех, кто не в курсе, порча - это болезнь от колдовства. Обычно, по такому поводу обращаются к колдунам, знахарям и гадалкам - моя персона возникла в списке 40-летней дамы в связи со словом "гипноз". В её личном словаре оно означало нечто, связанное с магией. А порчей своё заболевание моя собеседница называла, потому что сумела самостоятельно визуализировать симптом, который существовал в её воображении как маленький упругий монстр. Она его и взрывала, и топила, и жгла, концентрируя на нём свою ненависть как инженер Гарин концентрировал луч своего гиперболоида на силуэтах противника. Ничего не помогало. Именно наличие маленького "несгораемого" упыря утвердило её в мысли, что это чёрная магия, а значит, против нее нужен настоящий маг.

Мне, конечно, было лестно оказаться в числе мессиров, но меня больше заинтересовала способность моей гостьи к столь мощным формам интерпретации своих чувственных переживаний. Она без всякого гипноза создавала сущностный мир и описывала его тем языком, который соответствовал её личному космосу. Во всяком случае, при звуках слова "порча" в ее груди ощущался синдром, а это говорило о наличии твердой идеомоторной связи. В общем, я полностью принял тезаурус пациентки, но сразу же отказал ее кровожадным предложениям с помощью "гипноза" расчленить или растворить злобного карлика. Я убедил, что это мы всегда успеем, а пока, памятуя ее недюжинные существительные способности, предложил ей на некоторое время побыть в шкуре уродца. Она согласилась и тут же начала испытывать сильнейшее ощущение своей ненужности, своей отвергнутости. Вынырнув словно из омута она с удивлением смотрела на меня, а я продолжал: теперь посмотри на монстра со стороны и скажи ему, что ты не собирается с ним бороться, не хочешь от него избавляться. Скажи ему, что он хороший. Моя подопечная все послушно исполняет и у неё намокают глаза. Не останавливайся, - говорю, - продолжай согревать его теплом своего сердца. И очень скоро монстр начинает оплывать, трансформируясь в нечто новое - маленького слабого зверька. Она начинает его обнимать, тискать, уже натурально обливаясь слезами. Началась абреакция, на пике которой моя подопечная проваливается в неожиданное воспоминание.

Это было четыре года назад. Они с мужем пребывала в благоденствии, когда у последнего на работе вдруг появилась пассия. Да не просто предмет обожания, а по-бабьи хищная девушка из глубинки. С непостижимым упорством она взяла в оборот мужа. Тот не очень то и сопротивлялся, предпочтя позицию стороннего наблюдателя в битве двух женщин. В соответствии с неписанным законом победы, ее получает та сторона конфликта, которая менее гуманна. У моей подопечной против жесткой как палка "девушки из глубинки" не было ни одного шанса, но она этого не знала, и стала себя ненавидеть за то, что не смогла отстоять свою любовь. Все это моя собеседница снова и снова переживала, находясь в плену ужасного воспоминания. А мне, между тем, стали видны некоторые детали. Оказалось, например, что ее соперница настолько тщательно готовилась к операции по охмурению чужого мужика, что брала консультации у профессиональных ворожей. Вот откуда у моей подопечной уверенность насчет нечистой силы! Я же видел в этой истории обычную диссоциацию - расщепление личности, вызванное шоком от предательства мужа. Мы разрядили воспоминание и панические атаки остались в прошлом, но на этом история не закончилась.

Реабилитировав отслоившуюся часть самой себя, моя пациентка не убавила огня внутри. Эта лава искала выход и уже была готова обрушиться не на мужа, потому что она его любила, а на разлучницу. Видя, как закипает женщина, я предложил ей способ, как удерживать эмоции, использовав информацию, которая проскользнула в одном из наших разговоров. У нее в авторитетах ходил дед-фронтовик, который был на войне снайпером. Он учил свою внучку секретам этого мрачного искусства, когда та играла "в снайпера". Используя этот образ, я предложил видеть в противнице не гадину "убить мало", а фигуру врага на прицеле. Снайпер, когда скрадывает свою жертву, действует предельно хладнокровно. Войдя в этот образ, моя подопечная сумела обуздать свои страсти, переформатировав свои мысли о ненавистной женщине в горизонте "снайперского" - рационально-логического мышления. Помогло. Недавно узнала, что у бывшего начались с пассией нелады. Прислушалась к себе. Ничто внутри не шелохнулось. Более того, с изумлением услышала саму себя: "это их дело". Все-таки я колдун классный!

Травма Золушки

Рассказывая о панических атаках, клиенты обычно говорят, что приступы сильного страха случаются без причины, но триггер, запускающий паническую атаку, всегда есть. 

Алла, 35 лет. Замужем, дочь 4 года. Работает бухгалтером в крупной компании.

  • Я сидела, разбирала бумаги. Внезапно, стала задыхаться, как будто не могла глубоко вдохнуть, сердце заколотилось.  Вызвали скорую. Это было ужасно.
  • Что происходило на работе в этот день?
  • У нас недавно сменился главбух и в этот день она вызывала меня к себе, критиковала мои отчеты.
  • Что именно говорила вам главбух? 
  • Она так и сказала: здесь не доделала, здесь ошибка, здесь ошибка… 
  • Хорошо. Закройте глаза. Расслабьтесь. Представьте лицо вашего главбуха. Представьте, как она отчитывает вас в тот день: “Здесь не доделала, здесь ошибка”. Дышите  отрывисто как собака в жаркий день.
  • Так это же она, моя мачеха! Она говорит: «Опять ошибка», и дает мне подзатыльник. Мне лет восемь.

Оказывается, была мачеха, на которой женился отец девочки, когда она еще не пошла в первый класс. Мачеха воспитывала падчерицу в строгости. Часто ругала девочку, могла ударить.  В день, когда главбух вызвала Аллу, ничего особенного не происходило, но голос, тон и фразы нового руководителя оживили в памяти забытые ощущения детства.  Мы с Аллой проработали болезненные воспоминания, и она научилась  воспринимать критику и ошибки, как часть своего жизненного опыта. Панических атак больше не было.

Панические атаки, как манифест экзистенциального кризиса.

Не всегда причиной панических атак становится воспоминание. Приведу конкретный случай. Людмиле 57 лет. Работает врачом в поликлинике. Несколько месяцев назад начались панические атаки, хотя это уверенная в себе  женщина, без признаков тревожности.

  • Расскажите о самой первой панической атаке, как если бы она происходила прямо сейчас.
  • Я сижу на диване, в руках телефон - хочу позвонить на работу. Смотрю в окно и чувствую, что начинаю задыхаться. Воздуха не хватает.
  • Что там в окне?
  • Ничего. Солнышко светит. Погода чудесная. Цветок стоит на подоконнике. Придется выкинуть - совсем завял.
  • Сконцентрируйтесь на  цветке. Он завял, а на улице солнце. Цветок выкинут. Что вы чувствуете? Это вам что то напоминает? На что то похоже?
  • Солнечный день, цветок завял, он завял не сразу - постепенно. Жизнь такая прекрасная, а его больше нет. Так и я скоро завяну, и меня тоже выкинут.

Людмила - деятельный жизнелюбивый человек, и она не представляет себе, что наступит момент, когда она перестанет работать, а когда-то ее совсем не станет. Старость её страшит, и она подсознательно отгоняет от себя все мысли на эту тему.  В тот день голова была занята работой и взгляд на увядший цветок обнажил вытесненный страх. Причиной симптома было нарушение в механизме психической адаптации к меняющимся условиям жизни. Мы проработали страхи, чтобы женщина, приняла свой возраст. Страх старения и смерти часто вытесняется и не осознается, но влияет. В таких случаях необходима поддержка в здоровой адаптации, проработка страха смерти и старения, принятие своего возраста.

Двойное дно в работе с клаустрофобией

Для проработки панических атак и фобий необходимо определить триггер - запускающее страх событие и прошлый негативный опыт, который актуализируется этим триггером. 

Что такого произошло в настоящем, что напомнило негативную ситуацию прошлого. Может показаться, что это легко: ты боишься собак - вспоминай, когда в прошлом тебя покусала собака. Но это не всегда так очевидно. 

Ольга, 39 лет. Страдает клаустрофобией с детства. Боится ездить в лифте, авиаперелетов, подземных парковок и любых других закрытых помещений. Обращалась к разным психологам, пила препараты - пока ничего не помогло. 

- Я знаю из-за чего у меня клаустрофобия! Когда мне было около 6 лет мы с братом играли в прятки. Я спряталась в темной кладовке и дверь захлопнулась. Сначала я была довольна тем, что нашла такое место, но потом подумала, что не смогу выйти и мне стало очень страшно. 

- Вы боитесь темноты?

- Нет. 

- Что страшного для вас в закрытых помещениях? 

- Что я захочу выйти и не смогу это сделать. Как ограничена этими стенами, как в тюрьме. Скована. 

- Когда еще в жизни вы или кто-то близкий мог страдать из-за этой скованности?

- У меня папу парализовало, когда мне было 4 года. Он все понимал, но не мог двигаться. 

Не всегда ситуация, которая заложила фобическую реакцию полностью идентична запускающему триггеру. В ситуации с Ольгой это был прообраз того, что по ее мнению чувствовал отец, когда его парализовало. Скованность - основной мотив ее клаустрофобии. 

Основной мишенью проработки будет ситуация с болезнью отца и с непереносимостью этого опыта. 

Список литературы по лечению панических атак

  1. Д.Мельцер (2017) Claustrum: Исследование феномена клаустрофобии, Городец, 2017
  2. Уоткинс, Джон Г. (1987). Практика клинического гипноза . Irvington Publishers. 
  3. Уоткинс, Джон Г. (2008). Продвинутая гипнотерапия Джон Г. Уоткинс. -  Irvington Publishers. 
  4. Маккей М., Скин М., Фаннинг П. (2020), Когнитивно-поведенческая терапия для преодоления тревожности, страха, беспокойства и паники. - СПб.: ИГ “Весь” 
  5. Элман Д. (2014), Гипнотерапия. - Психотерапия.
  6. Александрова М.Д. Отечественные исследования социальных аспектов старения // Психология старости и старения: Хрестоматия / Сост. О.В. Краснова, А.Г. Лидерс. - М.: Академия, 2003. - С.55-56.
  7. Бороздина Л.В., Молчанова О.Н. Особенности самооценки в позднем возрасте // Психология старости и старения: Хрестоматия / Сост. О.В. Краснова, А.Г. Лидерс. - М.: Академия, 2003. - С.135-148.
  8. Российское общество психиатров (2015) Клинические рекомендации по диагностике и лечению панического расстройства и ГТР

(с) Авторы

Мария Мазурина психолог, президент Международной ассоциации экспертов по неврозу (IAEN).

Иванов Геннадий Юрьевич психолог, гипнотерапевт, участник Американской психологической ассоциация (APA) и NGH (Национальной Гильдии Гипноза).

Предыдущие посты по гипнозу в ЖЖ блога “Добрых психиатров”:


promo dpmmax july 20, 2015 22:54
Buy for 700 tokens
Опыт сотрудничества с рекламодателями у нас богатый, и мы не планируем его прекращать. Среди заказчиков - такие замечательные компании, как Связной Трэвел, PEUGEOT, HILL'S, СПОРТМАСТЕР, Министерство туризма Швейцарии, PHILIPS и многие другие. Читателей у журнала много, и мы стараемся подавать…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded