dpmmax

Category:

Почему неврозы лечатся так долго?

Этот вопрос я слышал, поверьте, много-много раз. И от тех, кто впервые обратился за помощью и оказался неприятно поражён озвученной длительностью лечения, и от тех, кто, пролечившись амбулаторно или в отделении неврозов где-то с месяц или полтора, через некоторое время вдруг обнаружил, что симптомы вернулись, и надо было всё-таки прислушаться к рекомендациям, а не становиться соавтором лечения и быстренько его сворачивать.

Попробую без терминологических сложностей пояснить, почему же лечение невроза или той же невротической депрессии, не достигающей по своей силе ранга клинической психотической, занимает довольно изрядное время. А, кстати, какое именно? В среднем, чтобы добиться хорошего, а главное, устойчивого результата, требуется не меньше полугода. Чаще всего восемь-двенадцать месяцев. Не так уж редко выходит и дольше. 

Занятно получается. Вроде бы, с точки зрения психиатрии, неврозы находятся в группе расстройств психики, за которую можно не опасаться в плане прогноза. То есть, сам по себе невроз не апгрейдится спонтанно до психоза, у него нет перспективы левел ап до слабоумия, он не разрушает личность (может, кто-нибудь тут и готов упереться и поспорить, но пусть флудит тихо сам с собою). Но это упорная штука, которая, коли уж появилась, не уйдёт за пару недель, как насморк. И всё то время, пока невроз будет существовать, цвести и пахнуть, он будет снижать важный по нынешним временам параметр — качество жизни.

Вот вам, к слову, косвенное свидетельство (да, уже говорил, но не поленюсь повториться) того, что жить нам стало лучше, жить стало веселее ©. Потому что перестали выживать и начали жить. И обращать, соответственно, внимание на это самое качество жизни. Потому и заметно выросло как объективное количество неврозов среди населения, так и количество случаев обращения за помощью по их поводу. Люди хотят не просто жить, а жить хорошо. Или хотя бы относительно комфортно. Да, и таблетку от невылета в Турцию, пожалуйста.

Но вернёмся к причинам длительности как существования невроза, так и его лечения. 

Первая из них - это то, как долго человек шёл к успеху неврозу. Если говорить проще — то, что не одним днём зарабатывалось, не одним днём и излечивается (хирургия не в счёт). А уж невроз, поверьте, зарабатывается не на раз-два. Это обычно месяцы, если не годы. Ох, видимо, надо будет написать отдельно о том, как он вообще возникает — если вам, конечно, интересно.

Вторая причина касается непосредственно механизма действия лекарств, которые применяют для лечения невроза. Раньше ведь оно как было: выписали транквилизатор — и уже через полчаса после приёма первой таблетки человек чувствует: ого, подействовало! Отпускать начало! Пусть не по всем направлениям, пусть ещё не полностью, но ведь работает! Ага, кокаин, амфетамин, каннабис и героин тоже когда-то работали быстро. И тоже отметились в психиатрии позапрошлого и прошлого века. Пока не выяснилось, что лекарство хуже, чем болезнь. Потом к такому выводу пришли и относительно барбитуратов. Потом, к концу двадцатого века — и в отношении транквилизаторов. Сейчас в лечении неврозов массово используются два класса лекарств — антидепрессанты и анксиолитики небензодиазепинового ряда (на самом деле больше, но эти два — основа). С тем, чтобы и привыкания с зависимостью не вызывать, и по возможности более широкий спектр симптомов невроза затрагивать. Да, очень вероятно, что где-нибудь в будущем и их предадут сначала анафеме, а потом забвению, придумав нечто новое и ну совсем полезное. Но пока, как говорил падишах, обходя свой многочисленный гарем и целуя каждую жену в ягодицу — «всё, чем могу, дорогие. Всё, чем могу». Так вот, возвращаясь к механизму действия. Он у этих обоих классов таков, что в полную силу (первые ощущения не в счёт) разворачивается обычно к исходу второй недели. То есть, уже полмесяца из курса лечения вынь да положь на то, чтобы лекарства худо-бедно начали работать. И это ведь только начало процесса. А что далее?

А далее та самая третья причина. Получение устойчивого результата. Такого, который позволит навсегда или хотя бы надолго забыть про невроз. Её можно описать-разъяснить двумя путями, которые на самом деле есть две стороны одного и того же процесса — просто взгляд с двух ракурсов на один и тот же фрагмент автопортрета Фаберже.

Ракурс первый, психологический и, не побоюсь этого слова, бихевиористический. С него можно рассматривать любой невроз, как сформировавшуюся привычку психики вот таким вот корявым, неконструктивным, но в чём-то энергосберегающим способом реагировать на любую конфликтно-значимую, триггерную для неё ситуацию. Впервые возникнув в таком виде (будь то набор симптомов, характерных для неврастении, либо истерический букет, либо ипохондрический багаж, либо ещё что), через некоторое время привычка укрепляется. Колея накатывается, и вот уже на любой триггер психика выдает вполне себе клишированный (ну может быть, с некоторыми вариациями, но в определённых рамках) ответ: «не трогай меня! Забейся в угол! У меня болит живот, давай в школу не пойдём!» Проблема в том, что развидеть и разучиться не удаётся: психика крайне неохотно отдаёт или забывает то, что она когда-то обрела. То есть, пытаться отучить человека реагировать вот таким способом — занятие заведомо провальное. Что делать? Научить реагировать иначе. Сформировать новую привычку, более конструктивную и отвечающую запросам по качеству жизни. Переписать эту новую привычку, привычку чувствовать себя комфортно, спокойно, уверенно и вообще свободно поверх той старой, невротической. Убедиться самому, что эта новая привычка выгоднее и удобнее старой. И тогда переход на новые рельсы, переезд на новую колею произойдёт основательно, без сползания в старую в будущем. Как думаете, быстро вырабатывается эта самая новая привычка? То-то. Собственно, задача и лекарств, и психотерапии (в сочетании ли, по отдельности ли) — эту привычку нащупать, показать, дать испытать новые ощущения и всё это закрепить.

Ракурс второй, нейрофизиологический. Ага, только в профиль. При формировании невроза образуются устойчивые нейронные связи, которые и обеспечивают существование и срабатывание той самой болезненной привычки. По этой вначале тропке, потом дорожке, а порой и магистрали, пакеты сигналов проходят легче и уверенней, чем по непроторенным путям: синапсы находятся в боевой готовности, обкладочные клетки укрепляют и изолируют сформировавшийся канал снаружи, чтобы сигнал не рассеивался, а нервные клетки образовавшегося пути лучше питались — в общем, все условия. И тут пациент договаривается с врачом о лечении. Если бы пациенту просто сказали: мол, вот в чём твоя проблема, давай-ка ты поменяешь своё отношение к ситуации и начнёшь реагировать вот так-то и так-то и вообще соберись, тряпка! — думаю, несложно спрогнозировать результат. Это было бы как в анекдоте, когда младшая дочь говорит батюшке-купцу: привези мне, батюшка, чудище заморское для утех и игрищ сексуальных! Нет? Тогда пойдём долгим и болезненным путём: привези ты мне цветочек. Аленький.

Вот и здесь только лишь усилием воли и тайным движением пупка © заставить пакет сигналов пойти вместо проторённого пути какими-то там... зеленями не получится. Для этого и нужны медикаменты — создать искусственный комфорт, показать не на словах, а на ощущениях, что можно чувствовать себя лучше. И тут психика, сравнив то и то, восклицает (образно говоря, естественно): а что, так можно было?! Дайте два! То есть, под действием медикаментов пакеты сигналов идут уже по новому пути, этими медикаментами намеченному. Это тот эффект, которого (если лечение подобрано правильно) удаётся добиться к исходу второй недели. 

А дальше что? А дальше нужно, чтобы этот самый новый путь стал предпочтительным. Чтобы новообразованная нейронная связь не просто проросла, а укрепилась, чтобы уже её заизолировали глиальные клетки, чтобы уже внутри неё синапсы пришли в постоянную боеготовность. Чтобы, в итоге, из двух предлагаемых путей пакет сигналов уверенно сворачивал на новый. А старый — да, он останется. Но постепенно, как та дорожка, по которой перестали ходить, будет слабеть, хиреть и приходить в упадок: нервная система не только пластична, но и рациональна, зачем ей отвлекать силы и ресурсы на поддержку того, что перестало работать в прежнем режиме?

Вот как-то так. Я специально не стал лезть в дебри терминологии и предельно упростил объяснение механизмов — но, надеюсь, оно того стоило.

Напомню, что четвёртая книга психиатрических баек уже вышла в печать.

P.S. Мой проект «Найди своего психиатра» работает в штатном режиме. Если так случилось, что нужен грамотный, опытный, а главное — внимательный и корректный психиатр — обращайтесь. Что ценно в сложившейся ситуации — большинство коллег ведут онлайн-приём. 

P.P.S. Статьи по психиатрии, психологии и всему, что касается этого направления, мы решили дублировать в Яндекс Дзене — вдруг кому удобно смотреть их там 

promo dpmmax juli 20, 2015 22:54
Buy for 700 tokens
Опыт сотрудничества с рекламодателями у нас богатый, и мы не планируем его прекращать. Среди заказчиков - такие замечательные компании, как Связной Трэвел, PEUGEOT, HILL'S, СПОРТМАСТЕР, Министерство туризма Швейцарии, PHILIPS и многие другие. Читателей у журнала много, и мы стараемся подавать…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →